Алеон
- Я считаю, что любовь бывает, - сказал он наконец. – Но так редко, что не стоит придираться к тем, кто её испытывает.
Побывать у стоматолога - и выжить.


Он замер, как кролик перед удавом. Только этот «удав» пользовался не только гипнотическим взглядом прозрачно-серых глаз, но и завораживающе-мягкими, очень осторожными, выносящими мозг прикосновениями. Подобные ситуации всегда щедро наделяли Свята стыдом и унижением. И никогда, никто не предлагал ему взамен наслаждение, тем более мужчины. Свят о мужчинах и не думал как-то. До этого момента.
В голове царил полный сумбур. За солнечным сплетением в диком коктейле кипели благоразумие, настороженность, опаска и яростная жажда, нужда, необходимость, желание оттолкнуть и желание уступить.
Всё ещё глядя Игорю в глаза и не в сила что-либо сказать, Свят медленно кивнул. Улыбка, полная обещания, расцвела на четко очерченных, чуть припухших губах этого ходячего соблазна массового поражения. От одного её вида можно было кончить. Свят с силой прикусил губу, закрыл глаза и откинул голову на подголовник.
Так стало только хуже. Или лучше?
Он всё глубже проваливался в вязкий, душный, неотвратимый хаос. Теперь Свят чувствовал все гораздо острее. Ладони, мучительно медленно скользящие по бёдрам и обжигающие сквозь тонкую ткань брюк. Пламя, разгорающееся в ответ в каждом уголке его собственного тела. Он чувствовал, как поползла вверх ткань гольфа, обнажая кожу живота. Мышцы невольно дрогнули, сокращаясь, когда кожи коснулись прохладный воздух вместе с теплыми губами. Пальцы и губы Игоря порхали над кожей Свята, каждым прикосновением разжигая жажду, которую отчаянно хотелось утолить. Вскоре возбуждение поглотило всё оставив лишь желание получить ещё больше. Больше прикосновений, больше поцелуев, больше ласк и наслаждения. Тело Свята билось в объятиях Игоря, не в силах достичь разрядки, такой близкой и одновременно бесконечно далекой. Громкий отчаянный стон сорвался с его губ. В испуге, он вскинул руку и заткнул кулаком рот. Это не мог быть он! Это не мог быть его стон! Что же это такое, что происходит с ним, здесь и сейчас? На кулак Свята мягко легла ладонь Игоря, останавливая панику и самобичевание. Он отвел руку от рта и целовал каждую косточку и каждый палец до тех пор, пока ладонь расслаблено не раскрылась под губами. Игорь скользил языком по линиям, пересекающим кожу. Плотно сомкнув губы, ласкал пальцы, засасывая их в горячую тесноту. Под этими ласками Святу было так легко отбросить стыд и стеснение. Он смотрел и сходил с ума от того, что видел.
Игорь целовал его руки и лицо. Вылизывал шею Свята, иногда впиваясь в неё жалящими поцелуями. Урча, прикусывал линию челюсти. Второй рукой он скользнул в расстегнутые брюки и большим пальцем потер влажное пятно на ткани, облепившей головку члена, сорвав с губ Свята изумленный стон. Каждый раз он думал, что достиг своего предела и больше не выдержит. И каждый раз Игорь толкал его дальше. Стон поймал Игорь, запечатав рот требовательным поцелуем. У Свята даже мысли не возникло оттолкнуть или не ответить. Он покорно раскрыл рот, впуская язык внутрь. Сраженный этой покорностью, Игорь с жадностью набросился на Свята, безжалостно терзая твердые губы. От наслаждения и сигналов, подаваемых обезумевшим тело, Свят начало колотить в кресле. Игорь только плотнее прижимался к нему, сильнее целовал шею, почти кусая её, да крепче сжимал пальцы, гоняя шкурку по стволу. Тот поворот кистью, с пальцами под головкой, каждый раз бил по нервам наотмашь, бросая Свята всё выше и выше. Когда он был уже готов сдохнуть от терзавшего его напряжения, Игорь яростно выдохнул ему в рот: «Ну же, давай!» и как-то по-особому двинул рукой. Свят, наверное, заорал бы, если бы мог. И орал бы всё то время, растянувшееся в ослепительном нигде, пока кончал. Забрызгав спермой живот, гольф на груди, халат Игоря и даже их лица, Свят обмякнул в кресле, словно марионетка с обрезанными верёвочками. Он лежал, судорожно дыша, пытаясь вернуть воздух в лёгкие. Рядом, упираясь лбом ему в плечо, так же загнанно дышал Игорь, по-прежнему не выпуская Свята из своих рук. Вскоре, Игорь поднял голову и пытливо посмотрел Святу в глаза.
- Ты как? – негромко спросил он.
Глубоко в его глаз пряталась тень неуверенности и сомнения. Свят пару секунд вглядывался в них, а потом так же негромко, уверенно и искренне, припечатал:
- Охуенно.
Он положил руку Игорю на затылок, осторожно притянул к себе и благодарно коснулся его губ. Игорь слегка боднул Свята лбом, потерся носом о нос и снова спросил:
- Ещё придёшь?
- А нужно? - теперь уже Свята одолело непонятно откуда вылезшее сомнение.
- Конечно.
Он отрицательно помотал головой и поспешил добавить:
- Может попробуем встретиться где-нибудь ещё. Всё-таки здесь мне не совсем комфортно, не смотря на все твои старания.
- Фух, не пугай меня так. - Дурачась, Игорь демонстративно прижал руку к сердцу. – Я уж испугался, что не смог тебя впечатлить.
- О, поверь мне, впечатлений хватило выше крыши. И попробуй поверить мне ещё раз – они были самыми, что ни на есть экс-клю-зив-ны-ми.
Глаза Игоря сверкнули сумасшедшей радость, которую он, впрочем, попытался притушить.
- Так-с, сейчас будем приводить тебя в порядок, что бы можно было выпустить в люди. – Он заметался по кабинету, собирая необходимое, заодно попутно пытаясь навести порядок.
Свят смущенно развел руки, оглядев свой весьма непотребный вид:
- Да уж, будь любезен, а то не быть мне Мистером Популярность.
Игорь замер на минуту, плотоядно облизал взглядом расхристанного Свята и многозначительно улыбнулся:
- А это для кого-как, дорогой. Для кого как.

@темы: "закончить творческий год с пользой"